вторник, 29 ноября 2011 г.

Рассказ: "The Good Die Young"


Вчера мне исполнилось тридцать лет. Средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет шестьдесят лет, а, следовательно, я преодолел половину пути. Я не верю в Бога и не ищу спасения в религии. Я знаю, что настанет день и я уйду. Уйду навсегда. Туда, где нет ни земли, ни воды, где никто не смеется и не плачет. Там лишь только тишина, которую нельзя ощутить. То, что жизнь, как и всё на этом свете, когда-нибудь заканчивается, я понял в свои неполные двадцать лет, когда потерял своего лучшего друга.

Я родился в семье среднего достатка, но уже через пять лет мой отец стал преуспевающим молодым бизнесменом. В то время когда вся страна пыталась забыть августовский путч 1991 года и пережить расстрел Белого дома 1993 года, я играл в Бэтмена и Джокера. Я был первым в классе, кому подарили дорогие иностранные игрушки. Первым, кто пошел в кинотеатр «Кодак». Тогда он еще был единственным кинотеатром в стране, который отвечал западным стандартам. Я рос избалованным мальчиком. Мне всё позволяли и ничего не запрещали. Только папа пытался наставить меня на путь истинный. Мама готовила, мыла и убирала. Бабушка покупала, дарила и каждый день давала деньги на карманные расходы. Меня холили и лелеяли словно принца. Однажды отец запретил выкидывать маме мусор и сказал, что теперь это моя обязанность. В результате у нас под раковиной всё время лежала гора полных пакетов мусора. Отец напоминал мне об этом каждый день, а я каждый день благополучно уходил из дома с пустыми руками.

К восемнадцати годам я стал красивым, высоким и ухоженным парнем. Я носил не по годам дорогую одежду и тратил уйму денег на развлечения. Отец пытался помочь мне найти себя, но я его не слушал. Мне нравилась моя легкая и беззаботная жизнь. В результате ему надоело смотреть на меня. Он просто устал от лодыря, который спит до трёх часов дня, играет в компьютер и не засыпает без бутылочки пива. Он помог мне поступить в институт, подарил машину, купил квартиру и попросил переехать.

В тот день, когда я переезжал дождь лил как из ведра. Вещей у меня было много, а припарковался я достаточно далеко от подъезда, так что мне пришлось носиться в своих шлёпках сорок пятого размера по лужам, словно воднолыжнику по озеру. Если бы мне кто-нибудь дал тогда в руки трос, прикрепленный к скутеру, то я вполне бы мог показать пару акробатических трюков на воде.

После второго забега за вещами, я решил передохнуть и покурить. Пошарив по карманам и не найдя там спичек, я постучал к соседям.

Дверь мне открыл парень. На вид ему было около восемнадцати лет. Мы с ним были одного роста, но плечи у него были шире и, благодаря этой физической особенности, складывалось ощущение, что он выше меня. Волосы светлые, глаза голубые, а губы пухлые. Я тогда подумал: «Наверное, девчонки сохнут по нему».

Он вынес мне спичек, мы разговорились и уже минут через пять вместе носили мои коробки. Оказалось, что зовут его Даня. Мы с ним одногодки и оба будем учиться в одном институте.

Даня одиннадцать лет играет в баскетбол. Насмотревшись на своего отца алкоголика, он решил, что должен выбиться в люди чего бы это ни стоило. Почти каждый день у него по две тренировки. Помимо тренировок он бегает и качается в тренажерном зале. Он обладает колоссальным запасом сил. Его злость на родителей, которых он любит несмотря ни на что, переросла в сильнейшую мотивацию доказать себе и всем остальным, что он достоин большего, чем просто посредственная жизнь охранника и домохозяйки.

Когда он рассказывал свою грустную историю жизни, то я невольно ловил себя на мысли: «А мне-то всё равно». Я не испытывал сострадания, не чувствовал жалости. Мне было интересно, но не больше. Я мог несколько дней переживать, что кто-то покурил в моей машине или что мне нечего надеть на вечеринку, но я оставался совершенно холоден к страданиям парня, который их не заслуживал.

Мы очень быстро подружились. Он заменил мне отца, который больше не нянчился со мной, а я ему младшего брата, о котором он всегда мечтал. Я много пил и курил, а он всё время тренировался. Я спал до обеда, а он вставал с первыми лучами солнца. Я ужинал в ресторанах, а он подрабатывал у нас в деканате после пар, чтобы купить себе новые кроссовки.

Через месяц я уже привык к его ночным визитам, так что перестал закрывать дверь. Его родители все время устраивали пьяные вечеринки со скандалами и битьём посуды. Так что я ему разрешил оставаться ночевать в моей двухкомнатной квартире. Порой я даже не замечал, когда он приходил и когда уходил. Единственное, что его выдавало так это то, что он всё время аккуратно заправлял за собой постель. Я же заправлял постель только когда менял постельное бельё, а происходило это раз в месяц. 

Моя квартира не отличалась чистотой. Я никогда не мыл полы и редко протирал пыль. Кастрюли и тарелки в моей раковине оставались грязными до следующей готовки. Вещи валялись на полу, на шкафу, на столе, в общем, везде, где только можно. Перехватив эстафетную палочку у моей мамы, Даня часто убирался в моей квартире, но мне никогда не было стыдно. Я вырос бесчувственным и неблагодарным человеком и оставался таким до девятнадцати лет.

В девятнадцать лет со мной стали происходить странные вещи. Я первый раз столкнулся с бессонницей. Я ворочался, менял положения, но глаза всё равно открывались. Тогда я одевался и колесил по Москве до самого утра. Чуть позже я понял, что вместе с бессонницей пришла и депрессия. Я перестал смеяться, мало ел и почти никуда не ходил.

Помню, что в один из таких дней Даня принёс фильм, который помог мне преодолеть бессонницу и выйти из депрессии. Тогда я первый раз задумался о жизни, о себе, о своих родителях и вообще людях, которые меня окружают. Режиссер Гас Ван Сент снял искренний фильм о мальчике, который пытается найти себя и старике, который потерял вкус к жизни.

Вдохновленный историей о молодом и старом писателе, я сам схватил ручку и бумагу и начал писать. Я писал до тех пор, пока глаза не слиплись. Проснулся я через четырнадцать часов.

В моём первом рассказе было около сотни ошибок, но Дане было всё равно. Он внимательно прочитал и сказал, что со временем грамотность станет лучше, но вот с холодностью и отстранённостью нужно бороться. «Понимаешь, твой рассказ полон фактов, но в нём нет чувств». Эти слова навсегда остались в моей голове. Когда он их произносил, его тон был спокойный и ровный, а глаза серьезные и задумчивые.

Я долго думал над его словами и, в конце концов, решил отправиться на поиски «чувств». Мне хотелось, чтобы мой рассказ искрился как бенгальский огонёк и ради этого я готов был пойти на всё.

Я ломал голову, ругался, перечитывал свой рассказ, но не понимал, чего хочет от меня Даня. В очередной раз психанув, я швырнул свою рукопись в него. Он спокойно поднял все листы с пола и положил их на стол со словами: «Еще раз ты так сделаешь и я проломлю тебе голову». И вышел из комнаты.

Через четверть часа он вернулся с листком бумаги, на котором был написан распорядок моего дня. Подъём в семь утра, пробежка, завтрак, душ и пятичасовая работа с воспоминаниями. Мне надо было переносить свои воспоминания из головы на бумагу, а потом анализировать их. Я должен был посмотреть на всё под другим углом, уничтожить в себе эгоистичного бездельника и превратиться  любящего сына и внука, который готов пожертвовать всем ради своей семьи.

В самом начале организм отказывался вставать, бежать и уж тем более вспоминать. Он требовал, чтобы я перестал его насиловать и оставил в покое. Но Даня не обращал внимания на мои стоны и жалобы. Он рывком поднимал меня с постели и заставлял бежать. Эти первые дни были самыми ужасными в моей жизни. Я всё время хотел спать и за неделю так ничего и не написал.

Но когда пошла вторая неделя, я ощутил легкость в организме. Бег стал приносить удовольствие, а воспоминания возникали одно за другим. Я писал, а в голове крутился один и тот же вопрос: «Разве это мои воспоминания?». Я не понимал, как я мог быть таким ужасным человеком. Я не любил своих родственников и никогда не ценил того, что они делали для меня. Я даже не пытался стать лучше. Моё существование было бессмысленным.

Даня тем временем отдавал всего себя тренировкам. Он вкалывал как лошадь. Теперь я слышал, когда он возвращался и когда вставал. Я удивлялся его силе, стремлению жить и добиваться поставленных целей. Мне казалось, что ничто не может его сломить.

Как-то ночью меня разбудил нечеловеческий крик и яростный стук в дверь. Я не сразу встал с постели, так как не мог понять, что происходит и откуда шум. Когда я догадался, то резко вскочил и прямо в трусах рванул к двери. По ту сторону стояла мать Дани и билась в истерике. Как только я открыл, она бросилась на меня и в слезах, то ли приказным, то ли умоляющим голосом попросила отвезти ее в больницу. Даня попал под поезд.

Даня лишился правой руки и левой ноги. До сих пор я помню его стеклянный взгляд и наивную, почти детскую улыбку, когда я его увидел. Он молчал, а я плакал. А потом он сказал: «Не смей! Не смей так думать! Я на своём месте, а ты будь на своём и цени свою жизнь!». Я так и не понял, как он узнал, что в тот момент я умолял Бога поменяться с ним местами. Наверное, он был единственным человеком, который верил в меня.

Его родители всё время пили и я предложил ему переехать ко мне. Он с радостью согласился. Я видел, как он страдает, но не сдаётся. Его дни опять были расписаны по минутам: занятия испанским, чтение, физиотерапия. Он и меня успевал еще гонять. Каждый вечер я приносил ему пять тысяч слов, а он лишь говорил: «Недурно, совсем недурно».

Мой отец все время навещал нас. Он любил Даню и один раз со слезами на глазах сказал: «Я думал, что потерял сына, но в результате обрёл двух сыновей». Первый раз в жизни я видел, как мой отец плачет.

Я благодарю Бога за то, что он свёл меня с Даней. Он стал мне другом и братом. Он открыл мне глаза и показал, что мир полон красок и чувств. Он научил меня верить, любить и никогда не сдаваться.

В тот вечер Даня сказал, что хочет пообщаться с родителями, что он больше не может смотреть, как они губят себя спиртным. Я помог ему добраться до соседней квартиры и сказал, чтобы он позвонил, как закончит свои дела. Он так и не позвонил.

Даню застрелил собственный отец из охотничьего ружья ИЖ-12.

На суде он сказал всего шесть слов: «Я устал смотреть на этого калеку».

С тех пор прошло десять лет, а я всё так же встаю в семь утра и бегаю. А теперь вместе со мной бегает мой восьмилетний сын… Даня.

33 комментария:

  1. Сильно. Не возможно сдержать слез

    ОтветитьУдалить
  2. долгожданный пост
    и такой грустный...........:(
    получилось очень эмоционально, душевно!!!!!!!!!!

    ОтветитьУдалить
  3. черт возьми
    как исповедь
    потрясающее изложение мыслей
    Желаю счастья Вашей семье и Даньке!

    ОтветитьУдалить
  4. молодец :) чувствуется твой стиль, хорошо написано.
    только концовка слииишком заезженна, исправил бы её и 5+ можно поставить.

    ОтветитьУдалить
  5. да, действительно, долгожданный пост... да, невозможно сдержать слез...

    Никита, как будто в меня саму выстрелили... пам!

    Никита!!!

    у меня сейчас, после прочтения, такое состояние, словно я хочу кричать, просить о помощи... сюжет не уникален... да и рассказ довольно мал (что я делаю?! я впервые не кричу Никите, как все гениально??)... но он... как там говорят? цепляет... и я не думаю, что смогу избавиться от этого "пам!" сегодня, а может, и завтра, а может и...

    ОтветитьУдалить
  6. Feta_Ss, это хорошо, что мой рассказ вызывает такие эмоции! Спасибо!)

    ОтветитьУдалить
  7. Анонимный, не могу не согласиться!) Спасибо!)

    ОтветитьУдалить
  8. И....
    Ребят, это не про меня. Это рассказ.

    ОтветитьУдалить
  9. Это точно не про тебя??? Потому что я я была очень удивлена такому откровению и новым фактам. Потрясающий поучительный рассказ. Мне даже захотелось чтобы это была книга и ее можно было читать и читать. Мне твои произведения нравятся намного больше всех работ современных псевдо писак.

    ОтветитьУдалить
  10. классно, мне очень понравилось, спасибо за пост

    ОтветитьУдалить
  11. A good girl... Я услышал историю о мальчике-спортсмне, которого убил собственный отец, после того как он потерял руку и ногу под поездом. Несколько дней я думал об этом. Представлял себя на месте парня, ведь если бы не «чудо», то я бы в 15 лет оказался на его месте.
    Потом я начал думать о том… какой он был. Кто у него родители? Были ли друзья?
    В результате я начал писать… Добавлял реальных персонажей, личные переживания и воспоминания… Искал ответы на вопросы, которые сам и поставил.
    Спасибо! Я знаю, что критика важна, но всё-таки добрые слова в свой адрес мне нравятся больше. Они меня… мотивируют на работу. Надеюсь я когда-нибудь напишу действительно что-то сильное… А не пополню ряды псевдо-писак!

    ОтветитьУдалить
  12. Лена, Всегда пожалуйста!!!))))

    ОтветитьУдалить
  13. Очень сильный рассказ. Я даже немного в ступоре прихожу до сих пор после прочтения!

    ОтветитьУдалить
  14. Olya, оу... Значит у меня получилось написать)

    ОтветитьУдалить
  15. Это очень сильно,я повторюсь наверное,но всё же тронуло,и я вздрогнула от этих эмоций,это не рядовой рассказик не о чем ,это мощная,реальная история жизни сейчас,Я часто читаю твои посты поэтому не могу не пожелать тебе по больше вдохновения и желания писать ,творить..

    ОтветитьУдалить
  16. Черт, а я сижу и плачу

    Пиши чаще, ладно? :)

    ОтветитьУдалить
  17. Алинка, добрые слова не бывают лишними! Для меня... точно!

    Спасибо! Желание-то есть… главное.. расти и развиваться!

    ОтветитьУдалить
  18. Анонимный, ....)) Я постараюсь!)))

    ОтветитьУдалить
  19. Потрясающая история! Просто до слез.
    Молодец!

    ОтветитьУдалить
  20. а я подумала, что это правда твоя история...хотя какая разница, раз я поверила, что это так, значит твоя задумка удалась.молодец.я плачу.
    какой же это стимул, просто сейчас что-то творится у меня в жизни и я стараюсь разобраться.спасибо

    ОтветитьУдалить
  21. SharkDIVA, Спасибо! Всё наладится! Точно говорю! Ты главное верь в это и старайся всё исправить!

    ОтветитьУдалить
  22. C первых строк подумала, что не про тебя эта история. Насчет возраста еще может быть, но ты никак не походишь на мажорного мальчика, которого всю жизнь баловали, слишком глубокие и наполненные у тебя посты =) Не знаю на сколько заезженный сюжет и прочее, но мне понравилось. На самом деле, трогательно и вдумчиво, а после слов отца, захотелось его самого застрелить! Как(!!!!) такое можно говорить о собственном сыне?=(((

    ОтветитьУдалить
  23. Отлично, очень понравилось!

    ОтветитьУдалить
  24. Bastinda, Я, честно говоря, не могу понять... почему люди думают, что это про меня!?)

    Спасибо за теплые слова!)

    Сначала убить... а потом такие слова сказать..

    ОтветитьУдалить
  25. Devor, спасибо!! Рад, что понравилось)

    ОтветитьУдалить
  26. Сильный рассказ..Ты молодец, тебя интересно читать!

    ОтветитьУдалить