пятница, 9 сентября 2011 г.

Воспоминания

Несмотря на дождливую погоду, я полон сил. Голова работает на все сто процентов и это безумно радует. Я даже сначала написал заметку на А4, но потом ее стер. Решил, что сегодня день воспоминаний. Периодически у меня будут появляться такие посты, в которых я буду вспоминать то, что когда-то имело место быть в моей жизни. Мне кажется, это поможет людям понять меня. Жаль только, что я не смогу рассказать все полностью о себе. О некоторых вещах я просто не имею права говорить. Может быть, только лет через двадцать-тридцать в своих мемуарах.

Воспоминания – это удивительно (цитирую сам себя). Конечно, память обманчива и порой она искажает события давно минувших лет, но все же это единственный жесткий диск, которому я доверяю. На этом жестком диске хранится огромное количество информации. Естественно, уже что-то удалено, где-то обработано, увеличена яркость, исправлены «красные глаза». Каждый человек корректирует свои воспоминания под себя. И излагает их именно так, как ему удобно. Я больше чем уверен, что один и тот же эпизод с участием двух человек, будет рассказан каждым из них по-разному. И при этом никто из них не будет врать (эта мысль далеко не новая и уж тем более не моя, хотя она мне очень близка).

Боже, как чудесно окунуться в мир воспоминаний. Попытаться понять себя, своих родителей и друзей. Память в сотни раз лучше любого фильма в HD. Когда мы воспроизводим тот или иной файл у себя в голове, мы можем промотать, остановить, увеличить, включить панораму и посмотреть на объект воспоминаний со всех сторон. Бывает даже, что ты слышишь запах в воспроизведенном тобой файле, ведь запахи тоже хранятся в нашей памяти.

Думаю, что уже можно перейти к первому воспоминанию. Оно мне кажется важным.

Я не помню, сколько мне было лет, но мне кажется, что где-то около шести. Я не помню, какое было число в то утро, а, следовательно, не помню и какой был праздник за день до этого дня. Но прекрасно помню огромный праздничный стол с огромным количеством еды. Гости так и не сумели съесть все, что приготовила бабушка. Вообще, моя бабушка готовит потрясно. У нее очень много кулинарных книг, рецептов, записей в блокнотах. Наверное, она посмотрела все выпуски передачи «Смак». Почему посмотрела? Передача еще идет? Если да, то значит, она до сих пор ее смотрит. Она помешана на готовке, как я на баскетболе. На Пасху она мне готовит такие сумасшедшие куличи! И они без изюма, который я не перевариваю. Кстати, может быть это случилось на Пасху? Хотя… думаю, что нет.

Утром по воскресеньям всегда показывали мультики. Так что я сидел, тупо уставившись в телевизор, параллельно пытаясь запихнуть куски торта себе в рот. Такой маленький и пухленький мальчик, с болтающимися ногами-сосисками и надувшимися от еды щеками, с серьезным видом смотрит телевизор. Это безумно смешно. Я даже приостановил воспоминание. Интересно, какие у меня тогда были мысли? О чем я думал? О чем мечтал? Во сколько лет люди вообще начинают мечтать? Может быть, я тогда и не мечтал еще вовсе…

Но надо двигаться дальше, так что я жму плэй. Какая была погода? Светило солнце. Или может это мой мозг домыслил? Не знаю. Но это не так важно, ведь все равно все происходило в квартире. В квартире на втором этаже в самом центре Москвы. И опять… это неважно.

Дедушка еще спал. Бабушка что-то готовила. Неужели я это домыслил? Зачем бабушке что-то готовить, если и так было полно еды. Этой едой можно было бы накормить целый полк. Наверное, она что-то разогревала деду, который вот-вот должен был проснуться.

А тут звонок в дверь. Татьяна Хрисанфовна – моя бабушка, пошла открывать ее. Она была в такой свободной ночной рубашке и тапочках. Шла уверенно, но, наверное, с небольшой головной болью от выпитого спиртного днем раньше, хотя, этого я не могу помнить, как собственно и знать, но смею предположить, что так оно и было.

Со словами: «Кто там?» она посмотрела в глазок. Уши уловили голос соседа, а глаза идентифицировали знакомую личность. Не думая, она открыла дверь. Сначала влетели двое с пистолетами, а вслед за ними и наводчик. Эти нерусские мужики протащили бабушку по всему коридору и кинули позади меня на диван. Я до сих пор помню, как она падает, а ей рукой затыкают рот. Я не сразу понял, что происходит. И понял ли я вообще?

У моей бабушки в друзьях ходили только влиятельные люди. Она никого не боялась. До сих пор она остается очень жестоким человеком с потрясающей силой духа. Как только от ее рта убрали руку, несмотря на полученные удары, она со злостью в глазах начала кричать на нападавших. Думаю, что если бы под рукой у нее оказался нож, то она одного за другим зарубила бы.

У нас была собачка – японский хин. Это такой маленький черно-белый комочек весом в два килограмма. Как же он лаял на них. Как вообще такое крошечное создание может издавать такие звуки? Наверное, этот декоративный пес мог бы загрызть их, обладая он большими габаритами. Но он таковыми не обладал, как собственно и моя бабушка ножом. Так что эти черти продолжали таскать бабушку за шиворот, пинать пса, а мне кричать: «если не заткнешь эту тварь, то мы пристрелим твою бабушку».

Они вытаскивали все: деньги, вещи, аппаратуру. Нас с бабушкой привязали к креслам. Я не имел понятия, что происходит с дедом, так как мы находились в другой комнате. Я сидел привязанный со слезами на глазах, пока мое сердце выбивало тысячу ударов в минуту. Это было страшно.
Лишь позже я узнал, что мой отец со своими ребятами должен был заехать тогда. Все бы сложилось иначе. Но может быть оно и к лучшему, что этого не произошло?

Когда они набрали достаточно много вещей, то они начали бегать вниз и грузить все в машину. И как-то так вышло, что в квартире остались только мы. Я начал свою миссию освобождения. Я представлял себя героем, который всех спасает. Я развязался и побежал закрывать дверь, а после сразу к бабушке – развязывать ее. На обратном пути, пробегая мимо спальни, я увидел избитого и распятого деда на кровати. Слава Богу, живого.

Я развязал бабушку. Она вызвала милицию.

Я помню суды. Помню, что этих ублюдков закрыли. Но больше я ничего не помню. Сейчас я уже отстраненно вспоминаю эту историю, а бабушка, так же как и я не помнит, что это был за праздник. Но я знаю точно – где-то глубоко эти воспоминания давят на меня и они точно повлияли на мое душевное здоровье, как собственно и на здоровье, но уже физическое, моего японского хина. Через несколько дней он умер. Врач сказал: «Сердце не выдержало».




Комментариев нет:

Отправить комментарий