пятница, 7 октября 2011 г.

Грустное лето


Пару часов назад, когда я возвращался домой из зала, у меня заболела спина. Боль постучалась в дверь воспоминаний, и я уже не мог остановить свои размышления. Одна мысль сменяла другую. В голове творился хаос. Я понял одно: нужно срочно упорядочить мысли и разложить эмоции по полочкам.

Я уже тысячу раз рассказывал эту историю, но все же… Я хочу вспомнить всё и изложить ее иначе, опираясь на факты, а именно на свой дневник десятилетней давности. С тех пор прошло уже много времени, но события того лета все еще играют важную роль в моей жизни.

Это очередная заметка, посвящённая моим  воспоминаниям.

То лето начиналось, как и все предыдущие: солнечно, тепло, весело. Вообще любое лето – это весело, но в то время я радовался этому времени года особенно. Во-первых, 13-ого июля у меня День Рождения, а во-вторых, каникулы, а, следовательно, ходить в школу не нужно.

Жил я тогда в Северном Бутово на улице Грина. Метро там еще не было, так что приходилось ждать автобуса-гармошку и ехать по МКАДу до остановки метро Битцевский парк.

Как-то раз мы с Ромой договорились посидеть у меня, и я поехал его встречать. И вот еду я в этом автобусе, слушаю Jay-Z, а мне звоночек от отца: «Никит, бабушка в Собинке умерла. Дядя твой уже туда поехал, и ты давай езжай». Рому я в тот день так и не увидел.

Бабушка Лида жила в городе Собинка, Владимирской области. Я ее сильно любил. То время, которое я провел у нее в деревне, я никогда не забуду. Оттуда у меня тоже сохранилось много воспоминаний, но о них как-нибудь в другом посте.

Честно говоря, я не нашел никаких сведений о том, как я доехал до деревни. Память моя отказывается воспроизвести этот путь. Но у меня есть предположения, что меня отвез отец.

Я тут напряг свой мозг и, кажется, картинка вырисовывается… Точно! Меня отвез отец до города N(названия я не помню), а дальше меня перехватил, уже выпивший дядя и повез в Собинку.

Я прекрасно помню, как приехал в дом, в котором прошло мое детство. Было странно проходить мимо собачей будки и не слышать приветливого лая. Оказывается, пёс умер сразу после того, как умерла бабушка. Вот я поднимаюсь по ступенькам, на которых в солнечные дни я сидел, улыбался и пил козье молоко, а в дождливые, на этих же ступеньках сидел, грустил и слушал меланхоличные рэп композиции.

В памяти полно голосов. Кто-то все время говорит. Дом полон людей. А может мне это только кажется. Кухня, коридор, столовая… ничего не изменилось, только как-то пусто, несмотря на всех этих людей.

Кто-то мне сказал, что бабушка в большой комнате. Это кстати та комната, в которой я первый раз посмотрел баскетбол. Как сейчас помню тот финал Chicago Bulls - Utah Jazz. Именно после той серии я решил, что буду играть в баскетбол. И осенью записался в секцию.

В комнате горит лампа дневного света. Окна открыты. В центре стоит гроб.

Я кстати рос верующим мальчиком. Так меня воспитала бабушка (другая бабушка), которая водила меня в церковь в воскресенье и учила молиться. Меня знали все церковные бабули в храме на Сухаревской.

Когда я стоял перед гробом, мне было четырнадцать лет. И повторюсь, я был верующим. Я начал говорить с бабушкой, потом говорил с Богом, а потом опять с бабушкой. Я подошел ближе, посмотрел на ее сине-серое лицо и начал плакать. Я плакал. Я опять говорил. Потом повторял: «Ну как же так? Так не должно было случиться. Еще слишком рано». Потом я осознал, что бабушка передо мной… Это уже не моя бабушка и она мне не ответит. Она наверняка за мной наблюдает, но тело свое она покинула.

Я много раз приходил тогда к гробу и каждый раз плакал. Но, честно говоря, я так и не смирился с ее смертью. Я так и не понял, что такое смерть.

Бабушку мы похоронили.

Меня попросили остаться там на сорок дней. Посторожить дом. Так пролетела первая часть моего лета.

Свой День Рождения я отпраздновал там. Уже не помню как. Наверное, сходил на Титаник в местный кинотеатр «Восход», где билет стоит от 2 до 5 рублей.

В Москве я был в конце июля. Денег у меня не было тогда, так как в 14 лет я ушел из дома. Жил у друга до тех пор, пока меня не позвала к себе бабушка (как раз та, которая привела меня к религии). Сидеть у нее на шее у меня не было желания, так что я вместе со своим другом Илюхой устроился на работу. Мы торговали косметикой «Красная линия». Ездили в какие-то далекие края, в провинции, в основном в роддомы и продавали, вернее будет сказать – «впаривали» беременным женщинам шампуни и прочую мыльную продукцию.

Так мы проездили до 9 августа. В тот день, возвращаясь домой, наш молодой начальник, который ездил с нами, решил сэкономить на нас и не заплатил за электричку. Он сказал так: «На Электро заводской можно сойти просто перепрыгнув через забор». Мы и сошли.

Стояла такая дикая жара. Мы были уставшие, голодные и хотели быстрее оказаться дома. Мы шли «хвостом» за этим недоумком. Илья у него еще спросил: «Может быть, перейдем на ту сторону, пока поездов нет?». А в ответ мы услышали: «Нет, не нужно, они еще не скоро будут… успеем».

В это время я посмотрел вперед и увидел поезд. Вроде далеко. Потом обернулся, другой тоже далеко. А когда вернул голову в исходное положение, то первый поезд уже мчался на меня, а еще через секунду сзади я услышал гул второго поезда. Было страшно. Все что я успел сказать: «Это пиздец». Секунда, две, три… Так долго… Так громко… Так близко… А потом удар…

Меня протащило на несколько метров назад. Потом я упал, а поезда все еще ехали. Ощущение было такое, словно меня били человек двадцать ногами по спине. Поезда остановились. Люди стали вылезать из окон. Кто-то кричал: «Мальчику сломали жизнь, теперь он калекой будет». Кто-то плакал. Помню бритого нациста, который посмотрел на мою разорванную спину и начал блевать.

«Илюх, а ноги у меня двигаются?». «Да, Никитос, все двигается, у тебя царапина вообще, ты главное не вставай».

Потом эти носилки. Вынесли совдеповские зеленые носилки. Погрузили моё окровавленное тело на это старье и понесли… Несли недолго, так как старые носилки не выдержали меня. И я с грохотом упал где-то на рельсах.

«Ну вас на хуй! Я сам пойду!». Илюха меня поднял и обнял, и мы пошли в поезд, который должен был доставить меня до Москвы.

Болело все. Я все спрашивал: «А я буду играть? А что там у меня? А крови много?»

Я плакал, держа голову на плече у Илюхи. Тяжело быть спортсменом и ощущать, что больше ты не будешь заниматься спортом.

Доставили меня в Склиф. Прежде чем меня прооперировали я пролежал в коридоре переполненной больницы около двух часов. Лежал я не на животе, а как-то на боку. Меня раздели догола, так что все могли наблюдать мое достоинство и мою дырку в спине. У врачей в это время был ужин, и они как-то не торопились меня заштопать.

Когда я наконец-то оказался на операционном столе, то помню, как они все ржали и говорили: «Парень, да ты в рубашке родился. Этот штырь прошелся по твоему организму и не задел живых органов. Всё цело, всё на месте. Обычно эта мясорубка разрывает людей на части или делает безногими и безрукими калеками. Ты счастливчик».

Операцию мне делали под местным наркозом. Он на меня вообще не подействовал. Когда мне сшивали мышцы, то я чувствовал все. Как же было больно. На меня истратили весь запас наркоза и сказали, что больше нельзя. Сунули мне палку между зубов и начали штопать. Какая-то медсестра рассказывала мне историю своей жизни, пока я корчился от боли и выл, словно собака из фильма «Марли и я» в дождливую погоду.

Около 11 вечера меня перевезли в палату. В палате было пятеро мужиков, и все они храпели, сопели и издавали прочие непонятные звуки. Только парень, которого привезли через пару дней с ножевым ранением был нормальным и тихим, чего не скажешь о его друзьях, которые приходили его навестить.

В первую ночь мне приспичило пойти в туалет. И я, конечно же, решил сходить. В одной руке пакетик с кровью, в другой член. Я стою и делаю свои дела. А потом я начинаю терять сознание и падаю. Я ударяюсь головой об стену и от удара прихожу в себя. Не знаю, где я нашел силы доковылять до постели, но видно… где-то нашел.

Через три дня после операции началось самое ужасное. У меня подскочила температура, а всё тело находилось в каком-то ознобе. Мне кажется, слово «агония» здесь самое уместное. Я бился в агонии. Болело всё. Каждый сантиметр моего тела был пронизан болью. Меня трясло и все, чего я хотел, так это умереть. Я просил о смерти. Было такое ощущение, что кто-то в меня воткнул нож и медленно режет.

Приехал отец. Посмотрел на меня, а я ему вместо слова «привет»: «Я хочу умереть. Сделай так, чтобы я умер. Мне так паршиво». Он вызвал медсестру и мне что-то вкололи. Он меня обнял и начал говорить: «Ты же сильный парень. Ты со всем справишься. Я рядом. Потерпи чуть-чуть и тебе станет хорошо. Я люблю тебя». Я до сих пор благодарен отцу за то, что он тогда сделал для меня. Это был один из самых ужасных дней моей жизни.

Пока я лежал в больнице, ко мне все время кто-то приезжал: родители, друзья, одноклассники, папины знакомые. У меня все время были фрукты и сладости.

Вскоре меня выписали, и я переехал домой. На самом деле ничего не поменялось. Я все еще не мог двигаться и проводил все дни в постели. Мой друг Денис навещал меня каждый день. Все время приносил что-то вкусное или видеокассету какую-нибудь новую. Время просто шло.

В конце августа мне сообщили, что папа попал в больницу. Он лежит в реанимации.

В то утро, когда он спускался по лестнице своего дома, на него напали двое. Один спускался сверху, а другой поднимался снизу. У обоих были железные прутья. Они начали колошматить его. Потом достали отвертку и всадили ему в живот. Он вынул ее и начал вонзать в одного из нападавших. Они бросились прочь, а отец кое-как поднялся домой и сказал жене: «Вызывай скорую».

Первый раз я увидел его спустя несколько дней. Я зашел в палату реанимации, а передо мной была просто груду мяса. Я не мог узнать его. Нельзя было назвать это человеком. Я попытался найти живое место на его теле, но так и не смог.

Единственная часть тела, которая светилась – это его глаза. Все такие же сильные, уверенные в себе, никогда не отступающие, пышущие мужеством и бесстрашием, закаленные в безумные 90-е.  

Я смотрел в его глаза и плакал. Я не мог понять, как это все случилось, с бабушкой, со мной, с папой. Я не мог остановить поток слез. Мое сердце разрывалось. Я так хотел, чтобы он поправился, чтобы как раньше улыбался и двигался, а не лежал словно мумия. Я думал: «Ну зачем тебе все это, папа? Зачем тебе такой образ жизни. Ну выбери же ты новую дорогу. Без всего этого ужаса».

Мои слезы все текли. И я не мог больше смотреть на него. Мне до сих пор бывает стыдно, когда я вспоминаю, что отвел глаза в тот день. Я проявил такую непростительную слабость. Я должен был улыбаться и говорить, что все будет хорошо.

Так прошло мое самое ужасное лето. Оно стало переломным в моей судьбе. Именно после этого лета и обзавелся хроническими депрессиями и периодическими болями в спине.

Я не знаю, почему все это произошло, но, наверное, так нужно было.

21 комментарий:

  1. Я еще раз хочу сказать тебе, что ты мой кумир! Ты прошел через такие ситуации, о которых люди обычно только в книжках читают, и при этом ты остался таким, какой ты есть сейчас, а не сломался и не озлобился на все и всех вокруг. Ты сильный, ты, действительно, сильный! Я порой поражаюсь твоей стойкости.

    Как я прочитала в одной книжке, нет плохих ситуаций, есть опыт. И все это ужасное лето - тоже опыт...

    И ты родился в рубашке, это факт!

    Это лето в прошлом, предлагаю жить настоящим и будущим. У нас впереди еще много счастливых моментов. Я обещаю, их будет, действительно, много!И я буду стараться выводить тебя из депрессий...

    luv u...

    ОтветитьУдалить
  2. Создается впечатление что на вашу семью кто-то навел порчу. Становится жутковато от прочитанного. Ты сильный парень, раз смог справиться со всем этим. А как отец? Он оправился от случившегося?

    ОтветитьУдалить
  3. у меня просто нет слов! Правильно говорят:"Беда не приходит одна" если уж плохое случается, то все и сразу! Ты очень сильный духом человек, то что ты смог все это вынести... просто заставляет уважать тебя!

    ОтветитьУдалить
  4. Катюш, главное, что ты рядом. С остальным мы справимся) И с депрессиями и со всем)) Спасибо тебе, что ты у меня есть)) Ты лучшая!)))

    Ну если это опыт.. То мне нафиг больше не нужен такой опыт!)

    И ты права! Жить будем настоящим и будущим)) Люблю тебя)

    ОтветитьУдалить
  5. Feta_Ss, В порчу я не верю, а так да.. Тяжело было.
    Да, папа поправился и оправился. Сейчас уже решает проблемы иного характера. Правда голову ему повредили нормально.. До сих пор лечится периодически.

    ОтветитьУдалить
  6. Evgesha=*,
    Спасибо) только так и стараюсь жить. Надо быть сильным. Все остальное разрешится. Поменьше бы таких вот "Беда не приходит одна"..

    ОтветитьУдалить
  7. Никитка - лучший!очень трогательно написал..ты видел - я прослезилась...
    не было бы всего этого - не был бы ты таким какой есть сейчас! люблю тебя очень! по-сестрински)))) Ксю.

    ОтветитьУдалить
  8. Главное, что не по-собачьи))

    Тебе же Митя вроде придумал кликуху?)) Почему ей не подписалась?)) ахах))

    Спасибо, Ксю! Я тебя тоже!)) Значит все так и должно было быть. А дальше.. Дальше прорвемся!))

    ОтветитьУдалить
  9. .....................
    .....................
    .....................
    поставил себя на твое место
    своего папу
    и сердце защимило................
    ........
    ты молодец
    ты С И Л Ь Н Ы Й ...

    ОтветитьУдалить
  10. ( Спину береги, в твоей области, она почти ВСЕ для тебя...)

    ОтветитьУдалить
  11. Проняло до глубины души!
    Ты действительно везунчик! Но ведь зря говорят все что нас не убивает - делает нас сильнее. Я думаю у тебя все будет отлично(обязано просто быть), ты сильный и со всем справишься!

    ОтветитьУдалить
  12. Melz, читал один из твоих первых постов про папу и семью.. думаю, что ты меня точно понял. Что это всё такое..
    Спину беречь буду) все будет хорошо)

    ОтветитьУдалить
  13. Спасибо, Irene, всё будет!) Ты права!)

    ОтветитьУдалить
  14. плачу... Каждое слово, написанное тобой отражалось болью в моем теле.. Я несколько раз была на операционном столе, мне знакомо состояние, когда хочется умереть...НО сейчас все мои проблемы кажутся такой хернёй!.. И я не знаю как смогла бы пережить серьезную травму кого-то из моих родных и любимых...Я бы, наверное, сидела в их палате и рыдала от боли за них..

    ОтветитьУдалить
  15. Порой нужно найти в себе силы, иначе ты просто сломаешься, а твоя жизнь рухнет. От этого никому лучше не станет.
    Слезами, как я уже понял, ты никому не поможешь, только добрыми словами и поступками.
    Спасибо за понимание.. Главное, что все наладилось.. И как бы тяжело не было.. Надо смотреть вперед и думать о хорошем. Я знаю, что это тяжело.. Но так надо. Это мое мнение..

    ОтветитьУдалить
  16. а рома увидел тебя в тот день кстати олень

    ОтветитьУдалить
  17. ОУ! Какая новость!
    Рома оказывается читает меня!

    Ром, у Джулиана Барнса есть кинга "Nothing To Be Frightened Of". Почитай ее. Она на полке стоит. Там братья по-разному запоминали события, но это не играет никакой существенной роли... потому что в моей памяти... мы так и не встретились...

    ОтветитьУдалить
  18. ти найкращий)живи,твори,люби))я щиро надіюсь що все у тебе буде прекрасно!

    ОтветитьУдалить